Fashioner – информационно - аналитическое агентство, деятельность которого сфокусирована на российском рынке одежды, обуви и аксессуаров. Компания располагает уникальной базой предприятий, работающих на отечественном модном рынке: розничные сети и розничная торговля, оптовая торговля, магазины одежды и обуви, торговые комплексы. Мы осуществляем маркетинговые исследования, проводим анализ рынка, консалтинговые услуги, разработку стратегии, промоушн, поиск клиентов.
Вход
 
English versionEnglish version
Рыночная Аналитика Подбор Клиентов Розница Практика и Идеи Интернет магазин
Поиск в новостях
Главное — чтобы костюмчик сидел
30.11.09   источник: Newslab.ru

Владельцы магазинов одежды премиум-сегмента выживают благодаря высокой лояльности клиентов. Но и они вынуждены сокращать свое присутствие на рынке. При этом мультибрендовые салоны демонстрируют большую устойчивость к кризисным ударам. Монобрендовые закрываются чаще.

 

Клиенты лояльные и нелояльные

Рынок одежды премиального класса начал падать прошлой зимой, это обеспечило сложный весенне-летний сезон 2009 года. Осень — начало нынешней зимы оказались чуть лучше, но тоже далеки по продажам от уровня 2008 и тем более 2007 года. По оценке генерального директора сети компаний «Ле Рой» Алексея Грузиненко, к настоящему моменту рынок дорогой одежды упал на 20—25 процентов — меньше, чем средний сегмент, там падение составило 40—45 процентов. Этому есть объяснение. Само понятие «кризис» применительно к индустрии одежды можно условно разделить на две части: первая — психологическая, вторая связана с количеством денег в карманах покупателей и готовностью расстаться с ними. Покупатели одежды в среднем сегменте — люди, «сидящие на зарплате». У них стабильный, но средний доход, они сильно подвержены влиянию СМИ — то есть психологическому воздействию. Выбирая, на что в условиях кризиса тратить деньги, а где поберечь, покупатели сокращают ту расходную часть бюджета, что направлена на покупку одежды, предпочитая, как кот Матроскин, экономить, чтобы «вторую корову» купить — но только после кризиса. Поскольку подавляющее большинство таких — наемные работники, зависящие от зарплаты, которую им могут выдавать вовремя, а могут задерживать или урезать, то и физически денег в их бумажниках не слишком много. Отсюда и само понятие лояльности по отношению к какому-то определенному бренду или линейке брендов таким покупателям не очень знакомо.

Клиенты премиального сегмента — крупные чиновники, собственники бизнеса, топ-менеджеры — традиционно отличаются более устойчивой приверженностью определенным маркам, с деньгами расстаются легче, потому что живут не «от получки до получки». Свои потребительские привычки они меняют крайне неохотно. Даже если корректируют общий объем расходов — покупают, скажем, не два джемпера, а один, — то все равно остаются верны привычным брендам. Для них очень важен момент самореализации, важны внутренняя самооценка, ощущение собственной значимости, сохранение статуса.


Новый покрой

По оценкам экспертов, премиум-сегмент в Красноярске занимает весьма незначительную долю рынка одежды. Алексей Грузиненко называет вилку в три-пять процентов, не больше. Если говорить о количестве магазинов, для перечисления монобрендовых хватит пальцев одной руки. Чтобы назвать все мультибрендовые, довольно пальцев второй руки.

- Некоторое время назад мы наблюдали тенденцию, когда многие «белые воротнички», получив доступ к относительно дешевым банковским кредитам, используя какие-то инструменты накопления, пытались переходить из среднего ценового сегмента в премиальный, — рассказывает Грузиненко. — Кризис эту тенденцию остановил.

Незначительная доля дорогой одежды на нашем рынке имеет свое объяснение. Красноярск — город не гламурный, здесь нет светских раутов, не так много мест, куда можно пойти в вечернем платье, костюме от Armani или Hugo Boss. Ночные клубы, конечно, не в счет. Получается, что основной потребитель премиального сегмента — те, кто не только располагает достаточным количеством свободных средств, но часто бывает в столичных или заграничных командировках и имеет возможность хотя бы там выйти в свет.

Несмотря на то что премиальный сегмент узкий, конкуренция между игроками существует и здесь. Правда, в последнее время она заметно ослабилась. Эксперты объясняют это тем, что последние три сезона принесли много неприятностей розничным операторам — федеральным и региональным. Не только на рынке одежды — практически во всех рыночных сферах. Упали продажи, уменьшилась денежная масса, стали копиться долги, у банков выросло количество плохих кредитов — все это звенья одной цепи. Скованные такой цепью, многие просто не пережили кризиса или переживают, сильно сократив свое присутствие на рынке. Еще одно следствие — большинство крупных федеральных сетей свернуло свои программы региональной экспансии. В итоге среда стала как будто менее конкурентной. Но — лишь на поверхностный взгляд.

- С другой стороны, и рынок сузился, — рассуждает Алексей Грузиненко. — Раньше, условно говоря, по залам десяти магазинов премиум-сегмента ходили сто покупателей, сегодня покупателей семьдесят — так и магазинов не десять, а пять.

Цифры условны, но факты сокращения числа торговых точек совсем не условны. В линейке монобрендовых магазинов той же группы компаний «Ле Рой» — серьезные бреши. В ноябре «Ле Рой» закрыла самый дорогой в Красноярске магазин одежды класса luxury Escada, открытый в июле 2006 года. Впрочем, по словам генерального директора группы компаний, в этом случае определяющую роль сыграл не кризис: появилась информация о финансовых сложностях и затем фактическом банкротстве производителя, потом у бренда поменялся собственник, это заметно повлияло на лояльность клиентов, а в случае со штучным товаром лояльность потребителей — фактор определяющий. Но в том, что компании пришлось расстаться и с некоторыми другими проектами, виноват все-таки кризис. Закрыты магазины Bally, «Ле Рой» на проспекте Мира, компания ушла из торгового центра «Красноярье»…

- Придумать новую сезонную коллекцию, пошить одежду — даже не половина дела, — поясняет Грузиненко, — гораздо сложнее потом эту коллекцию продать. Владельцы брендов изощряются, придумывают ходы, акции, чтобы привлечь внимание покупателей. Но в условиях снижения продаж мы не можем держать необходимый товарный запас во всех магазинах. Пришлось жертвовать.

 

Свято место пусто

Нередко пустоты, возникающие на месте исчезающих активов с иностранными брендами, заполняются российским товаропроизводителем. На рынке премиальной одежды российских моделей нет. Ну или почти нет. Отечественный производитель появляется там, где покупатель не предъявляет требований к лейблу. Но и в сегменте одежды для повседневной носки не так уж много примеров успешного создания и продвижения бренда. Ростовская компания — владелец торговых марок Gloria Jeans и Gee Jay — один из таких немногих удачных примеров. Его можно использовать и как иллюстрацию того, как нередко российские производители прячутся под иностранной маркой. Еще пример — магазины Savage: российские владельцы марки разместили производство в Израиле — бренд стал импортным. Чистый маркетинг.

Если говорить о российском производителе «в чистом виде» — когда российские деньги вложены в России и работают на благо российского потребителя, — в премиальный сегмент пробиваются немногие. Удачным решением эксперты считают торговую марку Vassa. Создатель бренда и компании, московский дизайнер Елена Васса, училась художественному ремеслу в Америке, в 1995 году показала свою первую коллекцию под маркой Vassa в Нью-Йорке, в 2000 году открыла первый бутик в Москве, а уже через пять лет компания Vassa & Co получила звание «Бренд года». Одежда производится в Италии, некоторые модели и элементы изготавливаются вручную. Отсюда цены: блузки и юбки от двух-трех тысяч рублей, джинсы — от четырех, верхняя одежда — от 11 000…

Еще среди отечественных брендов, заслуживающих своей ниши в премиум-сегменте, называют «Киру Пластинину» (Kira Plastinina). Хотя, говорят эксперты, это не совсем естественное развитие событий. Юному дизайнеру Кире Пластининой всего 14 лет. Копания и бренд созданы на деньги ее отца Сергея Пластинина, крупного акционера компании «Вимм-Билль-Данн». Отца к этому подвигло увлечение дочери рисованием. В 2006 году он собрал менеджеров, которые и выстраивают сеть. Модели, придуманные самой Кирой, ориентированы на молодежь, отсюда и откровенная эклектичность стиля. По оценке Алексея Грузиненко, бренд «накачанный».

- Пока есть внешняя подпитка, он работает; как только ее не станет — не уверен, что бренд сохранится, — говорит он. — Так же как не уверен, что это успешная модель с точки зрения бизнеса.

Как и во многих других сегментах, перспективы дальнейшего развития рынка премиальной одежды сегодня просматриваются с трудом. Хотя у игроков появились некоторые основания для сдержанного оптимизма: потребитель стал привыкать к кризису как к неизбежному злу и проявляет угасший было интерес к новым сезонным коллекциям. Но дна рынок еще не коснулся. И произойдет это, по оценкам экспертов, не раньше середины следующего года.

Михаил Бауэр, «Вечерний Красноярск»


« Все - Статьи

ОБСУЖДЕНИЕ:
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Автор:
Cекретный код:
Если Вам не понятна надпись на картинке, нажмите на неё, что бы обновить
 

Реклама
 
Архив
 ‹‹‹‹ ОКТЯБРЬ 2017 ››››
  1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31  
 
 

Наша работа - аналитика и обзоры рынка C F A (одежда, обувь,аксессуары) России, каталог предприятий и справочник по розничной торговле, брендам, оптовым фирмам, клиентские базы и бизнес - планы.

Публикация материалов ресурса разрешена только со ссылкой на www.fashioner.ru
2006-17 © Fashioner