Fashioner – информационно - аналитическое агентство, деятельность которого сфокусирована на российском рынке одежды, обуви и аксессуаров. Компания располагает уникальной базой предприятий, работающих на отечественном модном рынке: розничные сети и розничная торговля, оптовая торговля, магазины одежды и обуви, торговые комплексы. Мы осуществляем маркетинговые исследования, проводим анализ рынка, консалтинговые услуги, разработку стратегии, промоушн, поиск клиентов.
Вход
 
English versionEnglish version
Рыночная Аналитика Подбор Клиентов Розница Практика и Идеи Интернет магазин
Поиск в новостях
Своими словами 31/08/2009
02.09.09   комментариев 1     источник: Finam.fm

ЛегпромФинам.FM
Своими словами 31/08/2009 18:12 

Россию встречают по китайской одежке. Российская легкая промышленность в тупике

 

МУРАВЬЁВ: 31 августа, 18 часов 11 минут. Вот и лето прошло, новая рабочая неделя началась. Первый день её подошёл к концу, но, в общем, от этого не легче. Проект «Своими словами» открывает информационно аналитическую линейку. В студии я, Вадим Муравьёв, здравствуйте, и прекрасная просто... Растерялась? Родная, растерялась?

МЕТЛИНА: Да. Добрый вечер, дамы и господа. Наталья Метлина. Вадим Муравьёв пытался меня представить – не получилось.

МУРАВЬЁВ: Я просто забыл, как тебя зовут.

МЕТЛИНА: Ничего, не страшно, следующая склейка. 730-73-70. Как всегда вы можете присоединиться к нашей беседе, что-нибудь сказать по делу. Ну а тема сегодня у нас... Подожди перед тем, как я расскажу про тему, я всё-таки не могу вас не озадачить, друзья мои. Пошли грибы в Подмосковье, просто что-то невероятное. Просыпаюсь утром в субботу на своей даче, а у меня на участке всё в опятах.

МУРАВЬЁВ: Это всё чепуха. Я вот выходные свои провёл...

МЕТЛИНА: Четыре корзины набрала на участке.

МУРАВЬЁВ: ...Ездил в Кострому, и вот по трассе от Костромы до Ярославля продают грибы всех мастей со всех волостей. 12-литровое ведро стоит 300 рублей.

МЕТЛИНА: Белые?

МУРАВЬЁВ: Какие хочешь!

МЕТЛИНА: Надо брать.

МУРАВЬЁВ: Какие хочешь. Я взял как дурень, не знаю чего с ними делать. Вызвал маму, говорю: «Мама, спасай, всё. Нужно просто что-то с ними делать». Потому что, чёрт знает, что с ними делать – их очень много. А от Ярославля, уже в сторону Москвы, такое же ведро стоит от 2 тысяч рублей. Вот так вот.

МЕТЛИНА: Вот, бизнес. А мне папа подтаскивал грибы, а я сначала начала их мариновать. На 14-й банке я сломалась, и начала их морозить. Друзья мои, совет от Метлиной: буквально можно эти опята промыть, просто я промываю их...

МУРАВЬЁВ: Подожди-подожди, мы сейчас в «Малахов +» превратимся.

МЕТЛИНА: Ничего страшного. Ветки, листья, в пакетики одноразовые, и бах – в морозилочку. Потом, знаете, зима, крестьянин торжествует, торжествую я, а вы – раз на сковородочку. Лучок, сметана и всё.

МУРАВЬЁВ: А если потом туда добавить немножко оливкового масла и заварить, то очень помогает хорошо от насморка.

МЕТЛИНА: Прикладывать к коленям!

МУРАВЬЁВ: Ну, ладно-ладно, сегодня не об этом. Настроение отличное, лето прошло...

МЕТЛИНА: Итак, отличное настроение, лето кончилось. Вот такое было у нас лето, сложно его назвать...

МУРАВЬЁВ: Это тема программы?

МЕТЛИНА: Нет, тема программы у нас совершенно другая. Друзья мои, понятно, что много событий произошло. Какие-то международные...

МУРАВЬЁВ: Да, и наконец-то российская лёгкая промышленность...

МЕТЛИНА: Нет, друзья мои, на самом деле, тема у нас сегодня следующая. Потому что всё равно сегодня день расслабухи какой-то такой невероятной, и всем не хочется на работу, и не верится, что 31 августа. Тем не менее, завтра дети уже в 7 часов вас поднимут, то есть, вы будете их пытаться поднять...

МУРАВЬЁВ: А сегодня родители выстроились в какие-то чудовищные очереди за тетрадками, как будто бы в мае они не догадывались о том, что наступит 1 сентября и тетрадки понадобятся.

МЕТЛИНА: Ну, у нас так всегда, да, да, да. Итак, друзья мои, вот тема, которую мы сегодня... А теперь о серьёзном. Вот тема, о которой мы сегодня решили поговорить. Потому что событий очень много, но вот к моде наши грязные руки ещё не прикасались. Тем не менее, тема...

МУРАВЬЁВ: Так вот, «Россию встречают по китайской одёжке. Российская лёгкая промышленность в тупике».

МЕТЛИНА: Итак, друзья мои, на самом деле 14 тысяч предприятий лёгкой промышленности бьют сегодня серьёзную тревогу, кризис коснулся и этой отрасли, и дело в том, что кризис этой отрасли коснулся очень давно, ещё лет 20 назад, когда...

МУРАВЬЁВ: Когда Иваново из города невест превратилось... Они продолжили заниматься своим любимым делом, но всё-таки уже станки бросили.

МЕТЛИНА: Да, станки бросили. На самом деле, вся эта история с развалом и деградации нашей лёгкой промышленности, она тянется уже очень давно. Последнее время современные российские дизайнеры начали немножко поднимать голову. Для кого-то их продукция абсолютно недоступна, поскольку цены достаточно высоки. И большинство россиян всё равно предпочитают одеваться на рынках. Вот один их них сейчас уничтожен – это знаменитый «Черкизон». Но вот по последней информации сейчас власти Китайской Народной Республики ведут переговоры с Вешняками для того, чтобы перенести туда этот беспредел. Но, тем не мене...

МУРАВЬЁВ: Уже появилось в нашем обиходе, ну, в Москве, во всяком случае, слово «Люблизон». Потому что вся эта компания переехала частично в Люберцы, частично в Люблино. Я видел фотографии из Малаховки, вот, про неё говорили – это ужас. Они сделали там вот эти вот ставочки, в своих вьетнамских шляпах они сеют зачем-то рис на ночь глядя, на зиму глядя. Это какой-то ужас.

МЕТЛИНА: Нет, но речь идёт о том, что они собираются зимовать. То есть, они остались надолго. И, тем не менее, в министерстве промышленности и торговли полагают, что, конечно, прежде всего основная проблема российской лёгкой промышленности – это китайская контрабанда. И, таким образом, если всё-таки навести порядок с китайской контрабандой, то возможно вернуть 650, ежегодно возвращать в бюджет 650 миллиардов рублей. Именно эти деньги и смогут вытащить каким-либо образом российский легпром из затянувшегося кризиса. Но, вот второе направление... То есть, естественно, мы сегодня будем говорить о том, как помочь российским производителям одежды всё-таки, и как нас заставить обратить внимание на российских производителей при выборе...

МУРАВЬЁВ: 730-73-70 – телефон нашего прямого эфира. Если кто-то знает, сможем ли мы обойтись без китайского ширпотреба, и, наверное, сюда же стоит отнести, конечно, и турецкий.

МЕТЛИНА: Да. Но, вот, друзья мои, почему мы затронули эту тему? Тему эту мы затронули потому, что на самом деле вообще очень здорово в этом году, примерно с весны началась эта тенденция, очень сильно упали объёмы продаж одежды, и россиян перестали интересовать даже распродажи. По разным оценкам за первые месяцы 2009 года обороты торговли одежды сократились примерно на 20%. Нет ли ощущения у вас, что сейчас именно тот момент, когда разогнали «Черкизион», с одной стороны, с другой стороны, так сказать, упал интерес, может быть, сейчас вот как-то так мощно могла бы выступить российская лёгкая промышленность? 

МУРАВЬЁВ: Но почему-то не выступает.

МЕТЛИНА: Ну, давай посмотрим всё-таки так ли это, да.

МУРАВЬЁВ: К нам присоединяется Борис Фомин, заместитель председателя комиссии РСПП по текстильной и лёгкой промышленности, президент российского союза предпринимателей текстильной и лёгкой промышленности. Борис Михайлович, добрый вечер.

ФОМИН: Добрый вечер.

МЕТЛИНА: Борис Михайлович, добрый вечер. Спасибо огромное, что вы к нам присоединились. Итак, Борис Михайлович, действительно так ли глубок кризис, в котором находится российская лёгкая промышленность? И что сделать для того, чтобы её, в общем, вытащить из этого состояния?

МУРАВЬЁВ: А некоторые издания этот кризис вообще называют «затяжным пике», из которого, в общем, выхода...

ФОМИН: Я с вами не согласен. Кризис есть, конечно, кризис есть не только в текстильной и лёгкой промышленности, а во всей промышленности России, потому что на промышленность надо больше обращать внимания нашему любимому государству. А не только говорить о том, что промышленность в кризисе, помогать банковскому сектору, который отказывается кредитовать промышленность. Кризис действительно есть. Вот я слушал ваши разговоры до того, как я подключился, вы говорили: «Можем ли мы обойтись без китайского и турецкого?» Да можем, конечно. Мы до 90-го года, в общем-то, обходились без китайского и турецкого. И доля в бюджете текстильной и лёгкой промышленности составляла, ни много ни мало, почти 25%.

МЕТЛИНА: Борис Михайлович, но...

МУРАВЬЁВ: Борис Михайлович, до этого времени были уже кооперативы, возили. А до того момента, когда хоть как-то появилась возможность челночить за границу, все ходили в одежде марки «прощай молодость».

ФОМИН: Ну, не надо так. Вы в эти годы работали? Видели «прощай молодость»?

МЕТЛИНА: Нет, ну я, например, вот...

ФОМИН: Ну а чего же тогда говорите-то?

МЕТЛИНА: Я помню закрытые распродажи, Борис Михайлович, по 60 рублей туфли...

ФОМИН: Да, наверное, вот эти закрытые распродажи тоже помогли отвернуть нашего российского покупателя от отечественных товаров. Сегодня происходит наоборот – все уже наелись китайским ширпотребом, который экологически и по качеству хуже, чем отечественное производство. Да, может быть, оно красочное, красивое до первой стирки, а потом происходят всевозможные эксцессы, которыми нужно заниматься уже с санитарными службами.

МУРАВЬЁВ: Так. Но, Борис Михайлович, согласитесь, что даже там одежда, которая производится под великими брендами известными (не будем их называть), достаточно дорогая одежда, очень легко на ней обнаружить ярлычок «made in China». Легко.

ФОМИН: Сегодня не секрет, что 60% товаров лёгкой промышленности мира производится на китайских швейных, трикотажных и текстильных предприятиях. Это, будем говорить, текстильный швейный цех нашей Земли. Поэтому, обойдёмся мы или не обойдёмся без китайского товара – наверное, нет. Потому что наша доля сегодня на нашем рынке всего 20-23%. Вот как её увеличить? Это задача государственной важности. Мы поставили такую задачу, разработав стратегию развития текстильной и лёгкой промышленности России до 20-го года. И я думаю, где-то к 15-му году, если всё это осуществится, что намечено, мы получим контрольный пакет на нашем рынке, как я говорю, больше 50% товара будет отечественного производства.

***

МЕТЛИНА: Борис Михайлович, у нас, я не знаю, в каком сейчас ткацкие фабрики, но, по крайней мере, у нас целые города были, в общем...

МУРАВЬЁВ: Под это дело заточены.

МЕТЛИНА: Под это дело просто построено. И всё население городов, в частности Иваново и других российских городов, было всё-таки заточено на производство ткани. Может быть...

ФОМИН: Иваново и сегодня производит ткани больше всех в России.

МЕТЛИНА: Да, но, тем не менее. Борис Михайлович, может быть, нам всё-таки постараться выпускать какие-то ткани и отравлять их за рубеж? Потому что у нас, например, потрясающий совершенно лён, который очень широко используется итальянцами, и теми же самыми китайцами. Может быть, нам вот это направление, не шить, а ткани посылать?

ФОМИН: Ну, это полуфабрикат называется. Мы этот полуфабрикат, льняные ткани и полульняные долгое время экспортировали очень успешно. Из 150 миллионов квадратных метров тканей льняных мы продавали около 75-80 миллионов. Опять же, на этом рынке появились китайцы, которых мы научили выращивать лён, а потом и перерабатывать, строя там льняные комбинаты. Сегодня мы конкурировать с китайцами не можем, потому что условия функционирования китайских предприятий значительно отличаются от наших условий. Ну и по зарплате, во-первых, китайцы дешевле, чем наш рабочий класс, и по налоговому обложению, по льготам, которые даёт государство, по электроэнергии китайской, по сырью, которое поставляется без НДС. И оборудование тоже без НДС. У нас сегодня оборудование без НДС поставляется только перечень небольшой, и то, эта мера была введена в антикризисных мерах правительством буквально недавно. А до этого мы платили 18% за ввоз оборудования, которое ещё ничего в России не произвело.

МЕТЛИНА: Борис Михайлович, а вот я сегодня прочитала в прессе вот по этому вопросу следующую цифру, что где-то в середине 90-х, по крайней мере, эта цифра от Виктора Христенко исходит, государство инвестировало в лёгкую промышленность более 2 миллиардов долларов. И эти средства должны были пойти на перевооружение, в том числе техническое перевооружение ткацких фабрик. Но, по сути, не до всех фабрик дошли эти деньги.

ФОМИН: В каких годах, вы говорите, Христенко сказал?

МЕТЛИНА: В середине 90-х.

ФОМИН: Ну, не в середине 90-х. Это было до 90-го года, когда по постановлению Совмина и ЦК было действительно инвестировано около 3 миллиардов долларов в замену оборудования на трикотажных, швейных, текстильных и других предприятиях. Это дало свой эффект, потому что в те годы мы выпускали, ну, там Советский Союз выпускал, 13 с лишним миллиардов метров тканей всех видов. Сегодня мы выпускаем около 3 миллиардов, Россия уже, конечно.

МУРАВЬЁВ: Борис Михайлович, хорошо, а почему тогда эти деньги не позволили сделать так, чтобы эта отрасль пережила лихие 90-е и как-то дожила до нынешних времён?

ФОМИН: А если бы этого не было сделано, то она бы сегодня была бы уже не жива. Посмотрите, прошло 19 лет. В Турции, предположим, там 10-летний срок службы оборудования уже признаётся государством, что это уже плохо. А у нас оборудование работает более 20 лет, более 30 и более 40. Значит, нет, будем говорить, возможности инвестировать в оборудование. Потому что доля прибыли, вернее, рентабельность производства наших товаров в России, с учётом всех видов налогообложения – на прибыль, НДС, единый социальный налог – она позволяет работать с рентабельностью 3-5%. А где взять на инвестиции денег?

МУРАВЬЁВ: Борис Михайлович, завершая нашу беседу, скажите, каковы перспективы? Потому что, если говорить честно, я как журналист больше верю своим глазам, чем официальным докладам. И, несмотря на то, что сообщается, что города возрождаются...

ФОМИН: Да я-то вам не официальный доклад читаю. Я всё-таки ближе к промышленности нахожусь...

МЕТЛИНА: Борис Михайлович, вот недавно был в Иваново – город как вымирал, так и вымирает. И девицы, которые, так получилось, что они там живут, там родились, вот эти вот невесты не на ткацком производстве работают, а в другой сфере – вот вся трасса стоит просто. И люди все говорят: «Да чего здесь делать? Город вымирает». Вот какова перспектива, через сколько лет, и будет ли вообще...

ФОМИН: Город не вымирает, вы обижаете ивановских жителей. Город развивается, растёт, строится. Да, отдельные предприятия закрываются, но зато появляются новые другие. Вот это процесс постоянно идёт: кто-то погибает, как при капитализме, а кто-то наоборот возникает. И возникает с новым ассортиментом, с новыми технологиями, с новым оборудованием. Поэтому... Вот за последние 3 года каждый год около 10 миллиардов рублей тратится на приобретение оборудования, на новое оборудование, на новые технологии. Значит, естественно, это будет повышать производительность труда, повышать ассортимент выпускаемой продукции, которая пользуется спросом на рынке.

МУРАВЬЁВ: Борис Михайлович, настанут ли времена, когда европейцы будут восклицать: «О, русский текстиль!»?

ФОМИН: А сегодня европейцы и восклицают. Мы же поставляем до сих пор около 400 миллионов метров тканей хлопчатобумажных и льняных тканей на экспорт. У нас много предприятий работает по заказам зарубежных фирм.

МЕТЛИНА: Борис Михайлович, и, тем не менее, вот я цитирую одного из производителей – это директор одной из фабрик Борис Смирнов, это Колобовская ткацкая фабрика – вот он считает, что им нужны не столько свободные рынки и деньги, сколько цивилизованные, чётко отрегулированные отношения с государством и налоговыми службами. Давали бы вовремя кредиты, изменили размеры залогов и всё.

ФОМИН: А я об этом говорил вам, что нужны условия функционирования наших предприятий. Ну и говорить, что ничего не делается, я тоже не могу. В том же Иваново в прошлом году президент Медведев провёл заседание президиума Госсовета. В этом году 1 июня было заседание президиума правительства по стратегии развития текстильной и лёгкой промышленности. Приняты определённые меры. Причём, субсидирование процентных ставок по кредитам, в бюджете заложено 300 миллионов рублей на субсидирование процентных ставок по сырьевым ресурсам, по техническому перевооружению. Что-то делается, может быть, не до конца. НДС снят на ввоз оборудования, пошлины все сняты на ввоз нового оборудования до нуля и навсегда, как нам заявляют. Это позволило за последние 3 года привлечь всё-таки внимание к отрасли. И я всё время и везде говорю, что несмотря ни на что, и вопреки всему текстильная и лёгкая промышленность в России была, есть и будет, как бы нас тут не хаяли. Нужно сделать только одно маленькое политическое решение – прекратить заниматься контрабандой, причём, организованной контрабандой. Ведь 50% товаров, которые торгуются на наших рынках и в наших супермаркетах и гипермаркетах, которые занимаются торговлей одежды и обуви, трикотажем, чулками, носками – это контрабанда чистой воды. Надо это прекратить, в конце концов, власть употребить. Тогда условия совершенно изменятся. Везётся контрабанда, с которой не платятся ни налоги, ни пошлины. Кто-то до меня говорил, что 650 миллиардов рублей уходит из казны. Я думаю, что больше значительно. А мы платим все налоги, все пошлины, единый социальный налог, плюс каждый год нам государство преподносит подарок по увеличению тарифов на естественных монополиях – на 15-20% на газ, электроэнергию и так далее. Вот эти все проблемы надо отставить в сторону, и тогда текстильная и лёгкая промышленность будет конкурентоспособна и с китайцами, и с турками, и с поляками, с Индией, со всеми.

МЕТЛИНА: Борис Михайлович, ну вот пока мы изобретаем велосипед и думаем, как бы нам побороть...

ФОМИН: А зачем изобретать? Надо просто использовать тот опыт китайский, турецкий, по поддержке, значит, текстильной и лёгкой промышленности. Только и всего.

МЕТЛИНА: Борис Михайлович, у нас есть гораздо более близкий сосед – это Белоруссия, где практически 90% ассортимента в магазинах одежды представлены именно белорусскими производителями. Они сначала дали возможность, господин Лукашенко дал возможность развернуться собственным производителям, а только потом разрешил импортировать.

ФОМИН: Ну, давайте мы не будем кричать «ура» белорусским товарищам. Белорусские товарищи государственно регулируют до сих пор всё в текстильной и лёгкой промышленности. И Лукашенко занимается, входя в таможенный союз России, просто обманом. Мы поставляем туда полупродукты для производства полиэфира, который он продаёт у себя на 400 долларов дешевле, чем продаёт из нашего полупродукта нам. Спрашивается: как можно конкурировать с белорусами, если у них сырьё дешевле на 400 долларов? То же самое происходит во льне, такая же картина. Это чревато...

МУРАВЬЁВ: Тем не менее, это делается для поддержки отрасли в Белоруссии, это делается.

ФОМИН: Зачем же на горбу российских текстильщиков процветать должна белорусская текстильная лёгкая промышленность.

МЕТЛИНА: Борис Михайлович, если можно, короткий вопрос и короткий ответ. В какое время... Переживёт ли российская текстильная промышленность этот кризис, и когда мы сможем действительно увидеть реальное благоденствие...

***

ФОМИН: Я вас приглашаю, и всех радиослушателей приглашаю 22 сентября на ВДНХ или ВВЦ. Мы будем открывать там очередную 33-ю федеральную оптовую ярмарку товаров текстильной и лёгкой промышленности, на которой будет участвовать 3 тысячи фирм. В основном это российские фирмы и российские предприятия. Там будет продаваться весь спектр продукции, которая производится в Российской Федерации. Я уверен, что многие, придя на эту выставку-ярмарку, которая будет проходить 4 дня – 22, 23, 24, 25 сентября – получат большое удовольствие от увиденного, купленного. Того, что сделано руками российских текстильщиков и легковиков. Приглашаю вас!

МУРАВЬЁВ: Спасибо огромное. Борис Фомин, заместитель председателя комиссии РСПП по текстильной и лёгкой промышленности, президент российского союза предпринимателей текстильной и лёгкой промышленности.

МЕТЛИНА: Спасибо огромное, Борис Михайлович.

МУРАВЬЁВ: 730-73-70 – телефон нашего прямого эфира. Юрий, добрый вечер.

МЕТЛИНА: Юрий, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

МУРАВЬЁВ: Можно ли обойтись российскому потребителю без китайского и турецкого ширпотреба?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, смотря как ставить вопрос. Проведём параллель. Пожалуйста, построили заводы «БМВ», «Форд» во Всеволжске, «Тойота», и так далее. Только, наверное «Феррари» не построили. А в итоге «АвтоВАЗ» как работал и выпускал никудышную продукцию, так он и выпускает. То же самое будет и с нашей лёгкой промышленностью. Но здесь вина и государства. Посмотрите, какие высокие таможенные пошлины на ввоз оборудования, просто драконовские. Понимаете, премьер Путин говорит, что надо, надо, надо, а на самом деле, таможенные пошлины не снижаются. Ну, как можно, если...

МУРАВЬЁВ: Юрий, но здесь палка о двух концах. Таможенные пошлины не снижаются, чтобы производители непосредственно этих маек и трусов покупали российское оборудование, а на российском оборудовании работать невозможно. Вот и всё.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Сейчас наша промышленность в роли карася, а над ней щука постоянно. Так вот этот карась он должен постоянно чувствовать дыхание и как-то лавировать, что-то делать. Либо глубже уходить, либо выпускать качественную продукцию. А он как вот был на поверхности, так вот и пожалуйста, сжирает его эта щука. Плюс ко всему высокая коррупционная составляющая на ввоз китайского ширпотреба. Правильно сказал ваш гость. Он сказал, что, действительно, посмотрите, на 2 миллиарда долларов контрабанды. Разве это возможно в Соединённых Штатах? Я вот, например, покупал там. Совершенно идеальный просто, настолько качественный китайский товар там, что просто диву даёшься! Почему у нас нельзя? Нас считают за третий сорт. Правильно, у нас и медведи ходят по улицам.

МУРАВЬЁВ: Правильно, да. Зато телогрейки у наших мужиков наши, отечественные.

МЕТЛИНА: Кстати, Юрий поднял тему относительно китайского ширпотреба в Соединённых Штатах. Я могу тебе сказать, что в 1991 году у меня только родился маленький мальчик, и у моей подруги был такой же мальчик. И её муж проходил стажировку в Соединённых Штатах, и он привёз кучу детских вещей. И вещи были потрясающего совершенно качества. И на них был лейбл «сделано в Китае». Я смотрела, я не верила своим глазам. В то время как всё, что китайского у нас привозилось и продавалось на рынках – это было вообще что-то несусветное.

МУРАВЬЁВ: Наташа, но здесь разные вещи. Американцы весь ширпотреб видели очень давно и очень активно им пользовались, они уже знали, что хорошо, что плохо. Я в США купил флаг американский, на котором тоже было написано «made in China» – это абсолютно нормально, там всё китайское. Но они уже видели, и они знали. У нас тогда был период, что можно было вливать всё, что угодно, мы вообще ничего не видели. У нас были вот эти вот серые телогрейки, понимаешь, и мы получили... Вот оно хотя бы красного цвета – уже супер. И мы скупали всё подряд. Сейчас у нас настолько разная составляющая нашего населения, у нас есть люди очень богатые, которые покупают себе бренды...

МЕТЛИНА: Luxury.

МУРАВЬЁВ: Luxury. Но этот luxury тоже сделан в Китае. А то, о чём говорил наш гость – ничего там никуда не линяет, ничего там никуда не лезет. Всё ровненько, красиво, аккуратно, здорово, выглядит супер. Но у нас есть огромный сегмент людей, которые могут себе позволить одеваться на этих вот дешёвых рынках, куда везут весь этот дешёвый китайский ширпотреб.

МЕТЛИНА: 730-73-70. Где одеваетесь вы, и как вы относитесь к отечественному производителю одежды? Можете ли вы себе позволить отечественные марки, не слишком ли они дороги, и соответствуют ли они по качеству мировым стандартам? Мы прерываемся на короткую рекламу и вернёмся в эту студию через минуту.

 

(Реклама)

 

МУРАВЬЁВ: 18.37 – точное столичное. Проект «Своими словами» продолжает работу в прямом эфире на частоте 99,6 FМ в столице. В студии Наталья Метлина и я, Вадим Муравьёв. И обсуждаем сегодня тему: «Россию встречают по китайской одёжке. Российская лёгкая промышленность в тупике».

МЕТЛИНА: Итак, наш первый гость всё-таки разрушил некоторые...

МУРАВЬЁВ: Попытался разрушить.

МЕТЛИНА: Попытался разрушить всё-таки миф о том, что российская лёгкая промышленность находится в тупике. Оказывается, мы производим сейчас 3 миллиарда метров ткани, часть из них идёт на экспорт, мы по-прежнему экспортируем лён, но, к сожалению, наши друзья и браться по крови китайцы, научились его возделывать и уже не нуждаются в наших услугах. Тем не менее, мы пытаемся всё-таки понять, почему мы не можем себе позволить одежду российских производителей. Всегда ли она так хороша, как рядом висящее китайское произведение.

МУРАВЬЁВ: Или всегда ли она так плоха, как висящее рядом.

МЕТЛИНА: Да, да. Итак, друзья мои, у нас много звонков по телефону 730-73-70. Александр на первой линии. Александр, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

МУРАВЬЁВ: Здравствуйте. Можете ли вы обойтись без китайского ширпотреба? И, как вы думаете, смогли ли бы мы?

СЛУШАТЕЛЬ: Могли бы. Но, Наташа, я хотел бы вас поправить немножко. Вот вы привели в пример до рекламы вашу подругу, которой муж привёз из Америки в начале 90-х обалденную вещь. Так вот, я хотел бы вам напомнить (я не намного вас старше), но когда-то в Советский Союз Китай поставлял под эгидой то ли «Четыре кольца», то ли «Пять колец», товары, которые... Извините, вот я вам скажу, у меня отец покупал этот плащ в конце 50 – начале 60-х годов.

МЕТЛИНА: Точно-точно, было такое, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Я пришёл из армии в 79-м году, мне было нечего надеть, я две недели носил этот плащ и мне все завидовали. Понимаете? Касаемо отечественных товаров. Вот буквально недавно... Ну, любитель я джинсов, я старый такой какой-то там «джинсовик», я не знаю, как это назвать. Но всегда искал последние 15 лет не «варёные», настоящие джинсы.

МЕТЛИНА: Так, где вы нашли?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, на рынке у себя в Жуковском нашёл настоящий «Rifle», настоящий «Levi’s». И, извините, дитя гор какое-то там торгует этим. Они мне говорят, что на Кубани в Краснодарском крае кто-то купил лицензию на изготовление. Замечательная вещь! Извините, я портками этими спекулировал ещё в 70-80-х годах.

МЕТЛИНА: Понятно. То есть, вы в курсе. Спасибо вам большое, Александр.

МУРАВЬЁВ: Спасибо вам огромное. Но, мне кажется, что эта история к тому, что если все астраханские арбузы в Москве собрать, то не хватит Астраханской области, чтобы засеять.

МЕТЛИНА: Друзья мои, к нам присоединяется...

МУРАВЬЁВ: Тамара Касьянова, генеральный директор независимой консалтинговой группы «2К Аудит – Независимые консультации».

МЕТЛИНА: Тамара, добрый вечер.

КАСЬЯНОВА: Добрый вечер.

МЕТЛИНА: Скажите, пожалуйста, что происходит с нашей лёгкой промышленностью? В таком ли она кризисе, как об этом принято считать, и так ли плохи дела у наших производителей и торговцев отечественной одеждой?

КАСЬЯНОВА: Ну, к сожалению, ничего особенно хорошего у них нет. Хотя, если говорить о нескольких последних годах за период, когда страна стала капиталистической, всё-таки наше российское производство адаптировалось, и качество товаров, которые выпускаются российскими производителями, оно может по отдельным позициям конкурировать с импортной продукцией. 

МУРАВЬЁВ: То есть, вы точно сейчас про Россию говорите?

КАСЬЯНОВА: Да, я говорю про Россию. Я могу назвать... Вот предыдущий человек говорил про джинсы. У нас есть «Глория джинс» – это российские джинсы, которые покупаются большинством молодёжи и очень популярны. У нас есть «Эконика», «Ральф Рингер», «Вестфалия», и эту обувь покупает большинство населения с не очень высоким достатком, в том числе и среднего уровня. У нас отшивают очень много уже продукции и в виде одежды по лицензии или собственного производства. Понятно, что это не делает весь объём, потому что на сегодняшний момент всё равно больше 80% продукции – это, конечно, импорт. И конкурировать нам с ними пока ещё очень трудно. В первую очередь за счёт того, что большое количество теневиков существует в этой отрасли, тех, которые не платят налогов. Это одна ситуация. Вторая ситуация – это большие проблемы с тем, что плохая модернизация оборудования, и очень мало вкладывается денег в модернизацию производства. Если взять в мировых технологических странах, то там не менее 14-16% приходится на ежегодное обновление парка машин и оборудование, у нас же не превышает 3-4%, а учитывая последний год, я думаю, ещё меньше. С другой стороны, государство предпринимает максимум мер. То же закрытие Черкизовского рынка, естественно, может сподвигнуть то, что начнётся легальное производство.

***

МУРАВЬЁВ: Тамара, можно я вот сейчас перебью. Черкизовский рынок спасал огромное количество людей, и вот торговцы, которые развозили товар с Черкизовского рынка, пусть поддельный, непонятно какого качества, тем не менее, развозили по всей стране. Страна в это действительно одевалась, потому что стоило это всё действительно копейки. Зачем говорить о том, что нужно переоборудовать предприятие для того, чтобы выпускать luxury класса какую-то одежду, почему нельзя на существующем оборудовании стряпать абсолютно легально то, что стряпали в подвалах Черкизовского рынка вот эти вот гости из ближнего и дальнего зарубежья? Для того, чтобы одеть вот эту категорию, большую часть нашей страны, по сути. Почему нельзя так поступить?

КАСЬЯНОВА: Это сделать можно, но здесь нужно подумать о том, что если предприятие начнёт платить все налоги, как это существует, особенно говорить о малом бизнесе... Ведь они жили за счёт того, что фактически не уплачивали достаточное количество налогов.

МЕТЛИНА: Да ничего они не платили, Тамара. Давайте будем называть вещи своими именами.

КАСЬЯНОВА: Я и говорю о том, что они практически ничего не платили.

МЕТЛИНА: И работали они за копейки, а русский человек за такие деньги работать не будет.

МУРАВЬЁВ: То есть, это тоже не выход. То есть, заменить вот этот сегмент дешёвого китайского ширпотреба, поддельного ширпотреба Россия ничем не может. И разгоняя Черкизовский рынок и остальные, вышвыривая из страны эту категорию гостей, так скажем, здесь работающих и занимающихся производством, мы лишаем людей, в принципе, возможности во что бы то ни было одеваться. Ну, по сути.

КАСЬЯНОВА: С одной стороны, это так. С другой стороны, это как раз способ того, что наши российские производители подумают о том, что государство о них заботиться. И нужно всё-таки пытаться выпускать продукцию. Ведь если взять производительность российских людей, она в три раза меньше, чем итальянских. Это же тоже не нормально.

МУРАВЬЁВ: А задумаются ли? Не окажется ли так, что к зиме, после закрытия такого чудного места как «Черкизон» всё-таки дикое количество людей окажутся просто голыми?

КАСЬЯНОВА: Голым никто не окажется, с моей точки зрения, в любом случае...

МУРАВЬЁВ: То есть, недолжны.

КАСЬЯНОВА: Недолжны, да. Это с одной стороны. А с другой стороны, всё-таки, конечно же, безусловно, государство должно, наверное, вводить дополнительные льготы для того, чтобы предприятия текстильной промышленности, маленький бизнес, который способен, они должны получать дополнительные льготы. С другой стороны, ведь у нас большинство текстильных предприятий исторически со времён Советского Союза в той же Ивановской области, они не способны получать кредиты по нынешним процентным ставкам...  

МУРАВЬЁВ: Нет, ну давайте честно скажем, что они шьют вот эти вот халаты, в которых ходили домохозяйки в 60-е годы, в страшный цветочек.

МЕТЛИНА: Ну, уже, наверное, не шьют. Тем не менее, Тамара, вот смотрите, я цитирую главу Минфина Алексея Кудрина, который прогнозирует в этом году снижение на 50 миллиардов долларов импорта. То есть, до 245 миллиардов у нас объёмы импортной продукции снизятся. В основном это, конечно, потребительские товары. И, в принципе, безусловно, это скажется на ассортименте российских магазинов. Именно по части одежды и обуви. Нет ли у вас ощущения, что именно сейчас российские дизайнеры, российские марки одежды, пусть они замаскированы так здорово под иностранные бренды, что и не поймёшь, что это сделано в России... Тем не менее, у вас есть ощущение, что сейчас как раз тот момент, когда государство, с одной стороны, должно перекрыть дорогу китайской контрабанде, с другой стороны, так сказать, кризис сам уменьшил импорт, и с третьей стороны, государство должно протянуть руку российским промышленникам, тем, кто занимается одеждой? И всё-таки вытащить, затащить их силой на рынок, и сделать всё возможное, чтобы у нас было всё, ну, если не как в Белоруссии по части, так сказать, преференции отечественному производителю, но хотя бы так, как, ну, не знаю где. Как в России.

КАСЬЯНОВА: Я считаю, что это как раз отличный шанс. Кризис – в любом случае, это дополнительная возможность. Сейчас, собственно говоря, мы все, когда покупаем продукцию марки «Стелла», мы думаем, что это импорт, но это российское. Есть «Мэлон Фэшн Груп», есть «Зарина», которая у нас производится, «Панинтер», который очень популярен...

МУРАВЬЁВ: Хорошо. Тамара, а зачем мы так активно «косим» под иностранцев вообще? Почему нельзя назвать эту...

КАСЬЯНОВА: А у нас у большинства потребителей психологически – если импортное, значит лучше.

МУРАВЬЁВ: Вот с этим вот и нужно бороться, мне кажется.

КАСЬЯНОВА: Пока у нас в голове это не переродится... Поэтому, до сих предприятия иду, то же «Огги», там, «Саваж» – это всё российское производство. И качество достаточно хорошее, и цены доступны для большинства потребителей. Да, это не такое дешёвое, как на Черкизовском, но оно и не развалится в один день. В то же время, это как раз продукция, рассчитанная на массового потребителя. И я думаю, что если государство ещё дополнительно поможет с более длинными кредитами по разумным деньгам или поможет целевыми кредитами на перевооружение, я думаю, что у нашей лёгкой промышленности есть хорошая возможность как раз подняться именно в этот момент.

МЕТЛИНА: Спасибо огромное.

МУРАВЬЁВ: Спасибо огромное. Это была Тамара Касьянова, генеральный директор независимой консалтинговой группы «2К Аудит – Деловые консультации». Говорим о лёгкой промышленности...

МЕТЛИНА: Каким образом её выводить из кризиса.

МУРАВЬЁВ: Давай представим нашего гостя, который у нас есть на телефоне, а потом послушаем опрос общественного мнения. К нам присоединяется Васса, главный дизайнер, совладелица компании «Vassa & Co». Добрый вечер. Спасибо, что присоединились к нашей беседе.

ВАССА: Добрый вечер, добрый вечер.

МУРАВЬЁВ: Давайте сейчас послушаем опрос общественного мнения, который на улице провели наши корреспонденты, и задали прохожим вот какой вопрос: «Носите ли вы одежду китайского производства?» Вот послушаем ответы, а потом вы прокомментируете.

 

(Опрос)

 

– Что мне нравится, то и поддерживаю, но не китайское. Сделано в подвале, а написано «made in Италия».

– Я не выбираю даже российского производителя. Скорее всего, итальянскую одежду. Вообще, в принципе, по строчке видно, китайское это производство или нет. Как правило, у них это делается на скорую руку и швы некачественные. Строчка неровная, да ещё и нитки гнилые.

– Если фабричное, вообще китайское, всё ещё с 60-х годов, всё, что фабричное, особенно ткани, оно было высокого качества. Просто испортилось впечатление о китайских товарах в 90-х годах, когда пошли вот эти пуховики. Текстильная промышленность России вообще сейчас большое давление испытывает из-за давления китайских товаров.

– Вроде нет, ну а так, как продадут. Куда деваться – они все такие.

– Есть же китайские вещи качественные, а есть некачественные. Попадались, почему нет. Побольше бы их было. Качество было бы хорошее, можно было бы и российские.

 

МУРАВЬЁВ: Вот так вот люди на улицах отвечали на вопрос: «Носите ли вы одежду китайских производителей?» Васса, почему люди всё-таки, как правило, либо не знают, что это Китай, либо говорят, что есть фабричное хорошо, но бывает и плохо?

ВАССА: Ну, это бывает везде: бывает и Турецкое хорошее и плохое, есть китайское хорошее и плохое, так же и российское есть хорошее и плохое. Но на сегодняшний день уже, наверное, все знаю, что даже самые-самые раскрученные бренды, топовые, которые в люксовом сегменте, они производят в Китае. Другое дело, что они могут себе позволить выстроить там мощнейшее производство и посадить китайских рабочих, а сами всё контролируют. На сегодняшний день, где произведено, по большому счёту, мало играет роль, потому что нужно уже вдаваться в подробности, кто за этим стоит. Я считаю, что на сегодняшний день важна всё-таки брендовая составляющая. Потому что известный бренд контролирует всё, неважно, где он производит. Но он никогда... Своё лицо до последнего будет нести, и контролировать до последней, как говорят, строчки...

***

МУРАВЬЁВ: А где бренд «Vassa & Co» отшивается?

ВАССА: В центре Москвы.

МУРАВЬЁВ: Почему не в Китае, почему такой выбор?

ВАССА: А вот я вам хочу сказать, что я, наверное, единственный дизайнер, который принципиально решили, что мы будем делать женскую линию здесь. И показывать, что мы можем на сегодняшний день конкурировать с любыми западными самыми топовыми, раскрученными брендами. И результат на лицо. Люди, которые носят самые высокие марки, они не могут отличить качество наше или, там, от «Бриони».

МЕТЛИНА: Ваша конкуренция всё-таки в сегменте luxury. И те, кто заходил к вам в магазин и покупал костюмы, я имею в виду, прежде всего, конечно, бизнес-женщины, которые работают в бизнесе, и могут себе это позволить – одежда достаточно дорогая. Скажите, пожалуйста, у меня вопрос к вам не как к дизайнеру, а всё-таки как к производителю. Вот какой процент от костюма, который стоит, ну, например, я примитивную цифру говорю, 20 тысяч рублей стоит женский костюм. Вот сколько вот в этом костюме зарплат, налогов, и так далее, и какова его действительно реальная себестоимость? И если бы такой костюм был сшит в Китае, какова была бы разница?

ВАССА: Давайте я сейчас объясню, и вы сразу прикинете, сколько же там того и другого. Я вынуждена покупать сырьё на самых лучших мировых фабриках в Италии и Франции. На сегодняшний день сырьё подскочило практически на одну треть. И вы представляете, если я завожу и ещё плачу налоги, но так как поднялся евро, поднялся доллар, мне нужно заработать здесь, перевести всё в евро и закупить, и потом ещё с этого налоги заплатить. Вы посмотрите, какая огромная составляющая в нашем продукте сырьёвая часть, как дорого приходится платить за всё это. И получается, что по большому счёту труд уже отходит на другие планы. На сегодняшний день сырьё очень дорогое. Но поймите, чтобы конкурировать, я вынуждена сырьё покупать там. Я очень бы хотела поддержать российских производителей ткани, но на сегодняшний день они просто исчезли.

МУРАВЬЁВ: Васса, хорошо, а не дешевле, не проще ли было бы отшивать, закупая сырьё там же, в Италии и Франции, отшивать всё-таки в Китае?

ВАССА: Вы знаете, какие причины. Во-первых, это стратегия моей компании, моей линии, потому что мы хотим быть эксклюзивными, и на сегодняшний день я могу производить небольшими партиями. Но Китай вам не может предложить таких условий, они могут отшивать огромные партии, но это идёт вразрез с политикой нашей компании. У нас достаточно эксклюзивный продукт, и мы его стараемся делать даже то, что нам это невыгодно. Мы делаем очень маленькими партиями, но это... Вы видите результат, в общем-то, люди оценили такую концепцию.

МЕТЛИНА: Васса, скажите, пожалуйста, вот так, положа руку на сердце, государство действительно настолько сильно давит российского производителя, в общем, фактически уже, можно сказать, задавило? С другой стороны, вот эта вот контрабанда китайская, которая, в общем, составляет... Даже неважно, что она luxury-сегмент составляет, уже и даже luxury...

МУРАВЬЁВ: Скажу вам честно, во время рейда костюмчик «Vassa» можно было купить за 800 рублей, в общем-то.

МЕТЛИНА: Где?

МУРАВЬЁВ: На Черкизовском рынке.

ВАССА: Это невозможно...

МУРАВЬЁВ: Понятно, что это подделка, но бренды были, оно было наклеено.

МЕТЛИНА: Это хорошо, хорошо, что подделывают. Это значит, что популярно. Тем не менее, вот насколько вас душит государство?

ВАССА: Вы знаете, проверки, проверки... Вы знаете, я вот сейчас только что шла, чтобы успеть на вашу передачу, я смотрю, открывается огромное количество проверяющих организаций. Вот смотрите, вот сейчас праздник города будет. Пришли везде посмотрели, расклеили advertising, ну, вот...

МУРАВЬЁВ: Рекламу, да.

ВАССА: Это нормально, нормально, но почему они... Они обязательно всё-всё проверили. Почему рядом, напротив, на Арбате казино, которое вообще нужно всё здание обклеить, чтобы оно прилично выглядело, почему они туда не ходят? Проверки участились. Причём, вы знаете, настолько абсурдно, меня возмущает просто, люди следят за мелочами. Если ты повесил название своего магазина, и оно не соответствует стандарту на 2-3 сантиметра, начинаются серьёзные взыскания. Вы не представляете, сколько у нас на рекламу бюджет, именно на поддержание рекламы, обновление паспортов – это просто феноменально. Вы знаете, что бизнес лёгкой промышленности, фэшн-индустрии во многом зависит от рекламы. Если бы государство, вы не представляете, насколько оно могло бы помочь, если бы каким-то образом оно помогало бы раскручивать российские имена. Мы же, по большому счёту, конкурируем с международными интернациональными брендами. У многих, как у «Пепси-колы», рекламные бюджеты сравнимы с нашими какими-то там серьёзными государственными программами. И мы, по большому счёту, когда вот нас выставляют наравне, но мы, как, я не знаю, в детском саду. Пытаемся с детсадовской подготовкой сравняться на ринге с олимпийскими чемпионами. Вы поймите, настолько неравные силы в этой жестокой конкурентной борьбе. Приходится работать 24 часа в сутки, сколько можно вообще сил отдать, сколько, я не знаю, вот этой энергии, там, цели, какие-то задачи. Но это когда-то тоже у людей заканчивается, эта вера и энергия. Потому что, по большому счёту, здесь даже если от государства нет конкретной финансовой помощи, то они могут чисто механизмами своими дать условия. Я могу привести огромное количество примеров, как это делает Запад, как тот же самый Нью-Йорк это делает. В плане рекламы я могу предложить очень большое количество ходов. И это очень важно на сегодняшний день. И потом, вы посмотрите. Мы знаем, что есть очень много востребованных торговых площадок. На сегодняшний день никто не уменьшил цены на аренду, никто на сегодняшний день... И, конечно, за лучшие площадки борются международные бренды. Но можно в нашем городе какие-то тем владельцам торговых центров сказать, что должны быть какие-то приоритеты для...

МЕТЛИНА: Отечественного производителя. Васса, вот у меня такой неожиданный совершенно, короткий вопрос. И ваш ответ я хочу услышать на 20 секунд, потому что время наше в эфире подошло к концу. Если бы у вас была сейчас возможность, а такая возможность есть, потому что, я надеюсь, что члены правительства и наш президент тоже иногда включает радио «Финам FM» и слушает. Если бы у вас была возможность обратиться к президенту, что бы вы как производитель совершенно потрясающей женской одежды, что бы вы попросили у президента, с каким посылом вы бы обратились к нему, именно как производитель?

ВАССА: Как производитель? Во-первых, чтобы он меня принял на приём, я ему просто уже написала всё. Потому что вы говорите 20 минут...

МЕТЛИНА: 20 секунд.

ВАССА: Я не могу всё озвучить за 20 секунд.

МЕТЛИНА: Самый главный посыл?

ВАССА: Во-первых, я бы очень хотела, чтобы его супруга пришла к нам и посмотрела, что мы делаем. Это было бы замечательно. А по большому счёту, конечно, знаете, честно говоря, меня Владимир Владимирович Путин просто вдохновляет. Он столько работает и, мне кажется, просто искренне хочется, но, просто может быть времени не хватает. На сегодняшний день он просто вдохновляет, и я делаю всё возможное, чтобы каким-то образом передать опыт, который я получила за границей, и каким-то образом выстоять. По большому счёту, ничего не бывает случайно. Вот этот кризис, он, конечно, очень серьёзно поможет...

МУРАВЬЁВ: Спасибо огромное. Это была Васса, главный дизайнер и совладелица компании «Vassa & Co». Оговоримся, что президент в нашей стране всё-таки Дмитрий Анатольевич Медведев – это раз.  

МЕТЛИНА: Но её-то вдохновляет, Вассу вдохновляет Владимир Владимирович.

МУРАВЬЁВ: Нас тоже вдохновляет. Дальше – новости и Кирилл Бигельдин, а потом Юрий Пронько и его «Реальное время». Мы вернёмся в студию завтра. До скорого.

МЕТЛИНА: Всего доброго.


« Все - Интервью

ОБСУЖДЕНИЕ:
Guest // 2015-02-07 16:35:59
уважаемый господин Муравьёв, мы ищем родственников Любовь Андреевны Муравьёв ой из г,Салехард,очень срочно ,если ваша,пожалуйста откликнитесь89821736710
1-1    [всего: 1]
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Автор:
Cекретный код:
Если Вам не понятна надпись на картинке, нажмите на неё, что бы обновить
 

Реклама
 
Архив
 ‹‹‹‹ НОЯБРЬ 2017 ››››
  1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30  
 
 

Наша работа - аналитика и обзоры рынка C F A (одежда, обувь,аксессуары) России, каталог предприятий и справочник по розничной торговле, брендам, оптовым фирмам, клиентские базы и бизнес - планы.

Публикация материалов ресурса разрешена только со ссылкой на www.fashioner.ru
2006-17 © Fashioner